Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

"Живая вода" для метвого города

Дети Чернобыля "оживляют" родину с помощью... Интернета
2006-й - год двадцатилетия катастрофы, и зловещее слово "Чернобыль" звучит особенно часто. Не вдаваясь в детали, мы обычно называем так "заодно" и покинутый людьми город при атомной станции. А вообще-то, это Припять. Ее строили для атомщиков, здесь был тот коммунизм, который и не снился большинству советских людей: новенькие многоэтажки, просторные квартиры для молодых семей, хорошая дефицитная мебель... Потом, в кошмаре и панике срочной эвакуации, некоторые попытаются спасти эту мебель, взять с собой хоть что-то: ее спускали на веревках по шахтам лифтов, лестницам, веревки обрывались, и руины этой мебели до сих пор загромождают подъезды мертвых домов...
Журналистка, побывавшая в городе-призраке на двадцатую годовщину катастрофы, сказала о Припяти замечательную вещь: этому городу посчастливилось не дожить до эпохи железных дверей (здесь все можно открыть одним ключом), злополучных талонов, пустых прилавков и прочих бед. Коммунистические лозунги на улицах, по чьему-то меткому выражению, "никакая радиация не берет". Город словно так и остался навсегда в восемьдесят шестом.
Но у него есть двойник, "виртуальный". Те, кто покинул Припять детьми, для кого детство осталось там навсегда, организовали масштабный проект - сайт http://www.pripyat.com. Их цель - вдохнуть в город жизнь. Постоянные поездки в чернобыльскую Зону, составление виртуальных карт и адресных справочников, тотальное фотографирование... Что это? Попытка вернуть счастливое детство? Или?.. Предоставим слово самим активистам движения. На вопросы "Версии" ответили главный редактор проекта Александр Сирота, редактор английской версии сайта Дмитрий Браткин и редактор раздела "Город" Николай Коломиец.
Николай: Наши цели - донести до людей всю правду о катастрофе на Чернобыльской АЭС и добиться превращения Припяти в город-музей.

- Расскажите о том, чем вы занимаетесь в Припяти. Бытовые подробности: где живете, что едите...

Николай: Чем занимаемся? Работы "на месте" много, это и составление интерактивной карты города, и восстановление полной адресной книги, и, по возможности, помощь самоселам... Как правило, это поездки на один день, и ночевать не остаемся. А когда приходится, то ночуем в чернобыльской гостинице. Едим там же, в столовой, или же привозим продукты с собой.
Александр: Местные "дары природы", к сожалению, в пищу не очень пригодны, так что мы от них воздерживаемся и другим советуем не рисковать здоровьем.

- А алкоголь вы с собой берете?

Александр: Вообще-то, в Чернобыле есть магазины, в которых не составляет ни малейшего труда купить выпивку, правда, только после 19 часов. Так что нет смысла везти ее с собой. А вообще у нас есть правило: во время поездки - никакого алкоголя! Вот после - личное дело каждого.

- Как обстоит дело с радиацией? Иногда говорят, что в Зоне уже чуть ли не благоприятный фон...

Николай: Говорить о "благоприятном фоне! еще очень рано, даже неуместно. Период полураспада некоторых радиоактивных элементов превышает сто, даже тысячу лет, так что Зона не "очистится" полностью еще очень долго.

- А у вас, ребята, какая "доза"? И как вы защищаетесь от излучения?

Дмитрий: Увы, индивидуальные дозиметры нам пока не по карману, так что про свою "дозу" ничего сказать не могу. А по поводу защиты - мы просто придерживаемся норм и правил, установленных для Чернобыльской зоны отчуждения...
Александр: От себя добавлю, что едва ли нахождение в Зоне нынешней может существенно увеличить дозу человека, получившего свое в Припяти в апреле восемьдесят шестого.

- Когда вы начали бывать в Зоне?

Александр: Я впервые вернулся в город в 1992-м, мне было шестнадцать. С тех пор езжу сюда постоянно. В конце восьмидесятых здесь мало кто бывал, фон был еще очень сильный. Разве что ликвидаторы, да еще осенью 1986-го некоторым жителям разрешили забрать кое-какие "чистые" вещи.

- На вашем сайте все личные воспоминания, детские фотографии становятся общим достоянием... Это тяжело психологически?

Александр: Увы, мои детские фотоальбомы не сохранились. А снимки, которые висят у нас на сайте, переданы самими припятчанами, по разным мотивам, главным образом, конечно, для того, чтобы с помощью снимков найти близких людей. Собственно, сайт и задумывался изначально затем, чтобы находить друзей детства, одноклассников, соседей... Очень приятно видеть, как люди, выкладывающие сообщения на форум без особой надежды, встречают тех, кого не видели двадцать лет.

- Каким вы помните 1986 год? Писательница Светлана Алексиевич, например, рассказывает, как детей гнали в закупоренных железнодорожных составах, а на станциях буфетчицы кричали перепуганным пассажирам: "Мы прокипятим после них стаканы!" - и дети все это слышали...

Александр: Мои личные воспоминания тоже, кстати, связаны с поездом. В мае нас эшелоном отправили на юг. Все проводники во главе с начальником поезда, милиция, вообще - все взрослые, заперлись в одном вагоне и не показывались на протяжении всего пути. Вожатые сами открывали двери на станциях, сами решали все проблемы... А впереди нас ждала полная неизвестность и четырехмесячная разлука с родителями.
Вообще такое отношение людей к нам действительно было. Что поделать, все боялись. Тогда общество разделилось как бы на два лагеря: одни шарахались от нас как от чумных, другие готовы были последнее отдать, чтобы как-то помочь.

- Сегодня в Припяти много "чужих"? Я имею в виду туристов-экстремалов, журналистов, да мало ли... Как вы к ним относитесь?

Николай: Каждый, кто едет в Припять, преследует какие-то цели. Кто-то ищет сенсацию, кто-то острые ощущения... Относимся к таким людям нормально, при условии, что они приехали посмотреть город, а не заниматься вандализмом. Например, после посещения города группой молодежи из стран Европы на стенах появилось граффити, это была какая-то акция. Художественная ценность этих рисунков очень сомнительна. Мы считаем, что эта акция была актом вандализма, а не проявлением творчества, которое в таком виде неуместно в Припяти.

- Говорят, что в городе много необъяснимых вещей, которые можно списать на "глюки>...

Александр: ...А еще двухголовых крыс-мутантов в половину человеческого роста, говорящих кабанов и многого другого. Мало ли о чем люди говорят! "Глюки" у каждого свои. Хотя город, конечно, воспринимается необычно. Но чтобы это понять - нужно туда попасть самому. Слова ничего не скажут.

- При вашем сайте есть интернет-магазин "Активная зона". Через него можно купить футболки, наклейки, дозиметры... А "сувениры" из Припяти, например, таблички с домов? Это было бы для вас приемлемо?

Александр: Конечно, нет. Никаких "сувениров" мы не продаем и продавать не будем. В правилах, с которыми мы знакомим всех участников экспедиций, четко указано, что вывоз из Зоны любых предметов строго запрещен. Исключение может быть только для бывших припятчан, нашедших, к примеру, свою школьную тетрадку. Ибо как отказать человеку, нашедшему кусочек своего потерянного детства? Хотя такие случаи мы тоже не поощряем.

- Болезненный, наверное, вопрос. Чернобыльская Зона давно стала объектом коммерции. Сюда валом валят искушенные западные туристы, для которых давняя трагедия - развлечение. Как вы относитесь к такому бизнесу?

Дмитрий: Все зависит от отношения самого человека к поездке. Если человек едет в Зону как на пикник, видит в ней "адский Диснейленд" (выражение не нами придумано!), то в поисках острых ощущений он, вполне вероятно, пренебрежет правилами радиационной безопасности, пострадает. Примеров таких много. А если человек правильно подготовлен к поездке, если его сопровождает грамотный спутник, то посещение Зоны будет безопасным, ну и, конечно, увиденное повлияет на его личность. Зона меняет людей.
Мы не отвергаем туристов, нет. На сайте стараемся их правильно подготовить. В Зону люди стремятся сами, поэтому мы делаем все от нас зависящее, чтобы они не причинили вреда ни себе, ни Припяти.
Александр: Мое мнение - деньги, которые делаются на Чернобыле, до самой Зоны просто не доходят. Они оседают в карманах людей, не имеющих никакого отношения к Чернобылю. Я этих людей не знаю и знать не хочу.

- Последний вопрос. Припять все-таки - мертвый город? И сможет ли он "ожить"?

Дмитрий: Именно как город - к сожалению, нет. А как Памятник самой страшной техногенной катастрофы на Земле - возможно. К этому мы и стремимся.
Николай: Припять - мертвый город для тех, кто его уже похоронил. Ничто в нашей жизни не проходит бесследно и не исчезает в никуда. Город всегда будет жить в памяти людей, которые связаны с ним. И пока есть воспоминания, город жив.

Автор: 
Игорь Савельев

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <h3> <b> <i> <u>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Символы на картинке
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.