Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

"Правда" 08 мая 1986 г. Город, море и реактор

Наши специальные корреспонденты передают из района Чернобыльской атомной станции

Ракета на подводных крыльях идет на север по непривычно пустынному Киевскому морю.
— Как к ядру кометы Галлея идем,— улыбнулся капитан Виктор Головко, намекая на название нашего теплохода — «Вега».
Через несколько минут мы должны увидеть корпуса Чернобыльской АЭС. А пока теплоход тормозит, замирает, и Василий Галовко берет очередную пробу воды.
Левее над берегом появляется яркая точка — вертолет. Он обгоняет нас, чуть поворачивает вправо и начинает снижаться. Сейчас он там, над реактором. И очередная порция песка, глины, свинца и бора будет брошена в его чрево, чтобы еще больше обезопасить людей от его радиоактивного яда. Нет, к сожалению, борьба с ним не закончена, она продолжается. И тысячи людей ведут ее с еще большей яростью, чем накануне.
Сегодня наш путь в Чернобыль начался в Киевском речном порту. Этот маршрут к атомной станции был выбран не случайно.
От причалов Киевского речного порта в эти дни отправляются в пассажирские рейсы десятки теплоходов вверх и вниз по Днепру. Только скоростных судов типа «Ракета» причаливает и отчаливает около сорока. По радио то и дело приглашают пассажиров, следующих на Черкассы, Чернигов, Канев. У дебаркадера белеет на солнце трехпалубный красавец «Виктор Глушков», совершающий круиз по древней могучей реке с 330 иностранными туристами на борту. В плавании находятся также теплоходы «Вучетич», «Добролюбов», «XXV съезд КПСС». В эти дни прибыл построенный в ГДР еще один корабль такого типа — «Алексей Ватченко», к осени в строй туристических судов встанет теплоход «Генерал Ватутин».
Наш теплоход «Вега» имеет специальное назначение. Мы отправляемся в Киевское водохранилище брать пробы воды в устье рек Ирпень, Тетерев и Припять. За кормой поднимаются пенистые буруны, и судно стремительно уходит вверх по течению, оставляя справа и слева по берегам реки белокаменные громады жилых массивов Оболони, Троещины. Вот и плотина Киевской гидроэлектростанции. Подъем в шлюзе занимает немногим более десятка минут, и теплоход вырывается на просторы Киевского водохранилища.
Рукотворное море занимает площадь, превышающую 920 квадратных километров, в нем 3,7 кубических километра воды. Как повлияла на нее авария, происшедшая на Чернобыльской АЭС? Можно ли киевлянам использовать воду хранилища, не подвержена ли она* радиации? Для ответа на эти вопросы и нужны пробы воды, которые берет санитарный врач В. Галка в разных местах Киевского моря. Потом эти пробы будут тщательно изучать в лабораториях санитарно - эпидемиологической станции в Институте ядерных исследований Академии наук УССР. Главный санитарный врач Днепровского бассейна A. Коваль, неделю не ночевавший дома, говорит, что вначале, естественно, были некоторые опасения, но пробы неизменно показывают, что состояние воды в норме. Капитан нашей «Ракеты» B. Головко, плавающий по Днепру уже около трети века, останавливает судно в устье Тетерева. Отсюда до Чернобыля уже совсем недалеко. Пока берут пробы, беседуем с начальником пристани села Страхолесье. Николай Максимович Зубец, ветеран войны и труда, рассказывает, что труженики села, расположенного рядом с тридцатикилометровой зоной, ведут весенне-полевые работы. Находящиеся здесь по соседству два хозяйства Чернобыльского рай она — имени Ленина и имени Мичурина — отсеялись, занимаются обычными делами.
— В бригадах спокойная, деловая обстановка,— говорит ветеран войны и труда И. Лизогуб.— День Победы мы встречаем, как это и подобает участникам войны, их детям и внукам.
Такая обстановка не только в Страхолесье, в Горностайполе, Дитятках, где расположены упомянутые выше хозяйства. Первый секретарь обкома партии Г. И. Ревенко, с которым мы встречались вчера, рассказал, что никогда так организованно не трудились производственные коллективы в соседних с Чернобыльским — Полесском, Иванковском районах. В целом по области яровые культуры по сеяны более качественно, чем в прошлом году, на 650 тысячах гектаров. Это на сто тысяч гектаров больше, чем весной минувшего года. Всюду закончена посадка картофеля. Кукурузы посеяно почти 150 тысяч гектаров, что на 40 тысяч гектаров больше прошлогод него. «
Чем ближе мы приближались к Чернобылю, тем меньше видели людей. Это уже была зона, откуда эвакуировано все население. В Украинской Советской Энциклопедии, вышедшей в прошлом году, о Чернобыле, имя которого из-за аварии, случившейся на АЭС, повторяют сейчас на многих языках мира, сказано следующее: «Чернобыль — город Киевской области, районный центр, расположен на реке Припяти (приток Днепра) при впадении в нее речки Уж, в 18 километрах от железнодорожной станции Янов. Речной порт... В городе ремонтная база Днепровского речного пароходства; заводы: чугунолитейный, сыродельный, комбикормовый, участок Киевского производственного художественного объединения; Райсельхозтехника; Райсель-хозхимия; промкомбинат и комбинат бытового -обслуживания, медицинские и сельскохозяйственное профессионально-технические училища; четыре общеобразовательные и музыкальная школа; больница, поликлиника, Дом культуры, кинотеатр, библиотекам.
Поначалу утопающий в садах городок на возвышении тих и пустынен. Странное чувство овладевает тобой, когда входишь в город, где не видишь никого... Вдруг на пристань выскочила собачонка. Она радостно бросилась к нам, завиляла хвостом. Хозяева уехали, а она сторожит дом...
Над нами появляется вертолет. Он спешит к белым корпусам АЭС, которые отсюда, из Чернобыля, видны как на ладони. Вертолет зависает над аварийным объектом,- и новая партия песка, глины, свинца и бора летит на реактор.
Вскоре мы замечаем, что первое впечатление от Чернобыля было ошибочным. Мы выходим на соседнюю улицу и сразу же оказываемся в гуще машин. Они направляются к пристани, где идет обвалование берегов реки. Неподалеку понтонеры разбирают временный 200-метровый мост, по которому накануне эвакуировалось население. Разговорились. Среди понтонеров оказались, как это всегда бывает, люди разных национальностей.
— Мы люди одной семьи,— говорит эстонец Лембит Калымеги.— Если украинский город Чернобыль попал в беду, мы готовы прийти ему на по мощь.
— У советских людей,— поделился с нами понтонер Вектор Шубалиев из далекого киргизского города Ош,— одни радости, одни тревоги. Я знаю, что в моей республике мой народ относится с огромным сочувствием к жителям этих пострадавших мест, и мы стараемся делать все, чтобы. скорее ликвидировать последствия аварии.
— Святой у нас принцип — один за всех, все за одного,— говорит Дмитрий Журавлев.— Святой закон братства. Рядом с нами работают специалисты, приехавшие сюда из Белоруссии. В центре городка я встречал людей из Москвы, Ленинграда, других городов пашей Родины. Все хотят помочь -Украине быстрее ликвидировать беду, случившуюся здесь.
В центре Чернобыля действительно молено встретить людей из самых разных концов страны. Машины из Киева, Белоруссии, Чернигова, Житомирской, Черкасской, Днепропетровской областей.
В райкоме партии расположилась правительственная комиссия. На дверях приколотые кнопками, написанные от руки записки: «Академия наук»-, «Минэнерго», «Инженерная часть», «Минздрав СССР»... Это штаб по ликвидации аварии. На лицах людей, одетых в защитные комбинезоны,— спокойствие и уверенность. Деловая, напряженная атмосфера. У каждого здесь свой участок работы. Здесь — центр, куда стекается вся информация. Здесь принимаются решения, и они моментально выполняются. Один из авторов был на фронте, он свидетельствует: «Атмосфера, что царит здесь, напоминает штаб армии, ведущей наступление».
— К сожалению, пока мы занимаем эшелонированную оборону,— говорит академик Евгений Павлович Велихов.— Стараемся предусмотреть все возможные варианты. Главная задача — обезопасить людей, поэтому и проведена эвакуация из 30-километровой зоны. Ну а наступление ведем на реактор, работаем не только рядом с ним, но и под ним. Наша задача—полностью нейтрализовать его, «похоронить», как принято у нас говорить. Все идет организованно, достаточно одного телефонного звонка — и решение принято. Раньше на согласование уходили месяцы, а теперь достаточно ночи, чтобы решить практически любую проблему. Нет ни одного человека, кто бы отказывался от работы. Все действуют самоотверженно.
У Евгения Павловича усталое лицо. Сегодня он даже забыл побриться. Но ему все-таки удалось выкроить для нас несколько минут.
— С подобной аварией ни кто не сталкивался,— отмечает он.— И необычность ситуации требует решения проблем, с которыми ни ученые, ни специалисты никогда не имели дела. Реактор — это несколько тысяч тонн. И эта гигантская масса греется... В общем, авария на станции преподнесла много уроков не только для специалистов. Она еще раз уже наглядно показывает, насколько катастрофична ядерная война. Эта авария — ничтожный инцидент по сравнению с ней. Там, на Западе, в частности в Европе, кричат и шумят о Чернобыле, а сами умалчивают или стараются уменьшить опасность, которую несут ядерные заряды. «Першингов». Так что стоит западным пропагандистам задуматься: надо ли смаковать случившуюся беду или лучше предотвратить всемирную катастрофу?

Павел Бородавка, сб, 07/16/2011 - 15:25.   |  
Павел Бородавка, сб, 07/16/2011 - 15:20.   |  

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <h3> <b> <i> <u>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Символы на картинке
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.