Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

Поэзия, рождённая Чернобылем

Я возвращалась туда, где уже не верили в мое возвращение.
Я была в захороненных деревнях.
Там цветут деревья,
а в лесу на ногах остается зеленая блестящая пыль или пыльца.
Там обитают неподвижные люди,
рядом теплится жизнь.
Вдоль прямой улицы, становящейся лесом,
смотрят друг другу окна в окна полуслепые дома.
Это там застывают неподвижные люди и рассматривают небо над собой…
Они не знают, во что им можно верить.
Я прошу вас, живущие в городах за бетонными плитами, приезжайте сюда.
Приходите хотя бы на несколько взглядов,
времени здесь нет,
и вам нечего здесь терять...

ЧЕРНАЯ БЫЛЬ

Вы помните вечер
В том жарком апреле,
Когда нас настигла беда.
Опомниться люди
Еще не успели,
Как вдруг загрязнились
Леса, города...
И все поменялось
В том страшном апреле,
И черную быль
Мы узнали тогда.
Быть может, нам раны
Залечит лишь время...
Чернобыль, Чернобыль,
Ты в сердце всегда!
1997г.

* * *
Эти земли ничем не измаяны,
Воскресают и кормят полынь.
Не свети на чужие окраины,
Облученное солнце, остынь...

Ты не веришь, что мы были воины...
Черный дым невозможно взять в плен.
Успокоены, да упокоены,
Но ведь все еще ждем перемен.

Бездомная улица курит кострами,
И верит, что дым заслоняет дома.
Мы бросили все ей пустыми дарами,
И так уходили. Сходили с ума.
Но шли. А она. А она ведь нема.
Все сушит дворы, не успевшие вырасти,
Чтоб дать им мечтать. Да хотя бы о сырости.
2000г.

Мертвый город. Чернобыль.

В том городе, откуда я иду,
Там снегом раскрошились холода,
Там страшно. Только я звала любимую звезду:
" Звезда моя, верни меня туда".
Она мне отвечала: "Город спит.
Постой, ведь ты не дашь, как сны, тепла."
Я верила словам. А ГОРОД БЫЛ ВО СНЕ УБИТ.
...Ей кажется, она меня спасла.
В том городе, откуда я иду,
Где месяц догорающий поблек,
Безумные разглядывали эту пустоту
Вороны, провожающие снег.
1998г.

Боль Чернобыля

Ночь апрельская сияла
В мире счастья и любви.
Лета теплого начало
Возвещали соловьи.
Ничего не предвещало
Горя страшного. Увы!
В эту ночь нам видно стало
Столько горя: посмотри,
С неба сколько звезд упало —
Плод халатности людской,
Скольких радостей не стало,
Вспоминаем лишь с тоской...
Но зачем вообще на свете
Нам нужна была ЧАЭС?
Химикаты заменили
Нам природу, шумный лес.
Человек, не сознавая,
Что идет дорогой смерти,
Бомбы, атом создавая,
Он не думает о детях.
1996г.

* * *
Три дороги сомкнулись в кольце
И растят камыши да печаль,
На своем неизвестном конце,
Укрывая убитую даль.

И они не зовут за собой
В те леса, у которых внутри,
Где травы не измят сухостой,
Захоронены монастыри.

Их сплела паутинная нить.
Мне здесь страшно дышать, ты уж сам!
А себя мне не нужно хранить,
Чтоб, как их, хоронить по лесам...

Только я еще слышу: пока
В ядовитой пыли горячи
Капли воскового молока
Монастырской свечи.
2000 г.

Последнему из людей

Молчишь и будто ждешь добра.
Скажи, куда ты не успел?
Вчера был день, и мир вчера
Был чист и бел.
Ты не успел уснуть? Вот сон:
Мир разделил вселенский грех,
И гаснет мир, а ты спасен.
Один из всех.
Ты просишь: "Сделай мне добро".
Как будто я не поняла,
Твои глаза как серебро,
А в них чуть теплая зола.
А я тебя давно ждала.
Но умерла.
1999г.

БАБОЧКА
Бабочка! Не сбережёт трава от дыма,
Под листком люпина цепеней.
Облачный угар пройдёт не мимо —
Он уже касается стеблей.
Дым сожрёт узор дрожащих крыльев,
Выдохнет в осадок смесь солей.
Радуга-пыльца взметнётся пылью
Ядовитых выжженных полей.
Светлана Лошицкая, Минск

ЧЕРНОБЫЛЬ
Эти дикорастущие травы
На скрещении высохших рек
Со следами белесой отравы,
Что принёс сюда нечеловек.
Им не знать ни косы, ни покоса
И как росы звенят — не узнать.
Только солнце, скользящее косо,
Будто пар над излукой вздымать,
Белый пар.
В нём живого — немного.
Птицы перья роняют на дол.
Птицам нынче двойная тревога —
Чтоб в гнездовия пар не пришел.
Им — урок.
Перестанут гнездиться
Там, где правит озлобленный прах.
Здесь птенец нее становится птицей —
Полурыба о трех головах.
И, безумно следя, как над кленом
Клин проплыл, и как взмахи легки,
Человечий заплачет детеныш —
Два хвоста и четыре ноги.
Анатолий Аврутин

* * *
Небо — легкий шифон голубой,
Птички маленькой вешнее соло
Разливается чистой волной
В песне нежной и звонко-веселой.
С ней опять оживают поля,
Влагой полнятся поймы и реки.
Сколько раз пробуждалась земля!
Сколько зим уходило навеки!
Но привыкнуть нельзя никогда,
Каждой клеточкой чувствовать снова,
Что земля, как всегда, молода
И родить с новой силой готова.
Любовь Мезина, Гомель

Автор: 
Вера Воробьева
Гость, сб, 04/28/2012 - 13:06.   |  

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <h3> <b> <i> <u>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Символы на картинке
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.