Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

Василий Моляков. ОТЗВУК АПРЕЛЬСКОГО ГРОМА.

Идут поезда, - бьют на стыках колеса, -
По всем магистралям земли бесконечной
Сюда, где широкие тихие плесы,
Где птицы кружат над Полесьем беспечно.

Здесь люди - в защитного цвета одежде.
Машины одна за одной - боевые.
В лихую годину одна лишь надежда
На армию земли спасала родные.

Но здесь не война, и бросают бригады
В прорыв, где совсем не стучит пулемет,
Где цель поражают лучи - не снаряды,
И где на машинах броня не спасет!

Лишь точка на карте - закроешь рукою,-
Но жизнь вдруг открылась другой стороною...

* * *

Казалось, все - за тридевять земель,
Что отбушует где-то там стихия
И обойдет твою вниманьем дверь,
И ляжет все на плечи... но чужие!

Но вот однажды, открывая ящик
Почтовый, ты находишь вдруг
Повестку и глаза таращишь:
"Явиться! Доложить!" А дальше, друг,

Жене и детям оставаться дома.
За сотни верст умчит тебя УСТАВ,
И за три дня в составе батальона
Пройдешь такое - не увидишь в снах!

А с виду - так... бумаги серой клок,
Но в ней - страны судьба... Переступи порог!

* * *

Когда в конце апреля грянет гром,
Я вздрогну, и передо мною - Припять!
И тишина могильная кругом,
Что вдруг прервется редким стоном выпи.

И словно сердце режут по живому:
И - раз! И - два! Ведь о солдатах речь:
Без лишних слов забрали их из дома,
"Чтобы от скверны землю уберечь..."

Они себя назвали "партизаны",
Ведь возраст - далеко не под призыв...
В войну на партизан бросали фельджандармов...
В 86-м "пасла" комендатура их...

Задача армии - бить внешнего врага.
Так кто же враг? Скажите, господа!

* * *

Сто человек. Даже больше. Солдаты.
Запах кирзы и домашняя снедь.
Три офицера... Куда вас, ребята?
Ну, а "ребятам" - по сорок уже...

Съедены куры и выпита водка.
В тамбуре дым сигаретный стоит.
Полночь, но ходят нетвердой походкой.
Спать бы пора, но никто здесь не спит...

Что же за - ночью на этой дороге?
Может, итоги пора подводить?
С виду - бодрятся... Но люди - не боги:

Сколько еще по земле им ходить?
Долго ли женщины будут любить?
Поезд - в Чернобыль, и ночь - на исходе...

* * *

Идет рассвет навстречу каравану.
Поблекла в небе яркая заря.
И ночь поспешно уползла в поля
По жестким стеблям старого бурьяна...

Земля давным-давно уже седеет.
Чернеют яблоки в мозаике ветвей,
И сердце вдруг внезапно цепенеет
От холода, идущего с полей...

Стоят дома в поселках при дорогах:
Колодцы... Занавески... Гаражи...
Живут же люди! Люди?!... На порогах,
На крышах снег лежит, и нет здесь ни души!

Автоинспектор быстро входит в роль:
"Остановись! Дозиметрический контроль!"

* * *

Стоят леса в уборе подвенечном,
Деревья кроны белые сплели...
И в царстве Берендея - тишь и вечность,
И тени синие снегами пролегли...

Под шубой пухлой ветки тяжелеют,
И вата колкая на крышах всех домов...
Перина снежная так девственно белеет,
Что страшно первому помять ее покров!

Между дворами снег лежит по пояс.
Сугробы круглые под стены намело,
И ни дымка, ни скрипа! Хоть бы голос
Собаки подали! Все как в немом кино...

Бревно дорогу заперло при въезде:
"Заражено... Запрещено..." И нет проезда...

* * *

Он к нам пришел, и стало все понятно:
Где, сколько, как - не получить рентген...
Что делать, как вести себя... Приятно,
Когда специалист тревогам всем взамен

Приносит ясность в мыслей трепыханье...
Вот вышел срок. И снова дома он,
А медики (ученые все званья!)
Приговорили заменить сосуды... На тефлон...

Он им сказал: "Своими я ногами
Ходить намерен. Соглашусь тогда,
Когда свалюсь и лягу перед вами!"

Нелегкая им выпала страда:
Ни защититься, ни укрыться никуда!
И многих нет. За шестьдесят - до ста.

* * *

Письмо жены прочитано мгновенно
И тут же в угол, брошено, летит!
"...Прости. Я ухожу. Так будет лучше, верно?"
Как от удара, голова гудит!

Полгода как взошла звезда Полынь
И, смяв эпоху, катится по миру,
И подать ждет от всех, куда ни кинь!
И мяса требует для жертвенного пира!

Горит, горит в той адской топке пламя,
Сжигая души, деньги, имена...
Полки опять поставлены под знамя
И мощно истощают племена!

А люди, земли, звери умирают,
Хоть не была объявлена война...

* Полынь по-украински - чернобыль

* * *

От КПП к шоссе ведет дорога,
Что привела всех до единого сюда,
А от нее - от общего порога -
Во многом сходная, но всем своя - судьба!

А в небе словно плавятся дукаты -
Горит червонным золотом заря!
Молчат сорокалетние солдаты -
Гадают: жизнь-то вся или не вся?

И да, и нет... Трясет тебя невольно,
Когда несешь реакторный графит!
Ты подбегаешь к бездне преисподней
И знаешь - там насквозь тебя пронзит!

...А медкомиссия потом решит,
Довольно было или НЕ довольно...

* * *

Колонной машины промчались
Темнеющей лентой шоссе,
Где пни от деревьев остались,
Дома где покинуты все...

Как будто на новую стройку
Все грузы идут и идут...
Одна здесь большая постройка -
С неё теперь мусор гребут...

Дорогу ещё одну - прямо -
Здесь тянут чуть-чуть в стороне.
Там лес - как открытая рана!
А глина - как кровь на траве!

Десяток-другой километров...
Для многих - весь путь на земле...

* * *

Как линия фронта - дорога.
Нейтральная полоса.
Ведь ездят здесь очень немного:
Разведка лишь ходит в леса...

Живут и работают - слева,
А справа - колючий забор!
Дома заколочены... Серо...
И все это - словно укор!

Ночная гроза пронеслась:
Ни ливня, ни грома, ни молний...
Большая страда началась!
Военных наехало - вспомни!

Где атомный демон гулял,
Не сеяли хлеб, но... металл...

* * *

Дорога. За лесом - большие дома.
Прекрасный и сказочный город!
И жили в нем с Джином под боком, пока
Себя не повел он как ворог...

Все было на тихой красивой реке,
Одетой в зеленую хвою,
И та после взрыва, подобно броне,
Людей заслонила собою...

Остались холодные стены домов,
С потеками окна и двери...
Промыт в семи водах, но все же закрыт,
Он долго,- тот город,- не будет забыт,

Где лишь из-за умственной лени
Поставлены все на колени...

* * *

Стих мотор... И около кабины
Старший встал... Безбрежный океан
Синевы глубокой встал над миром!
По кустам - чуть розовый туман

Первоцветья... Белой полосою,
Чистый, всем слепил глаза песок,
А за ним, за тихою водою,
Храм стоял и строен, и высок!

Он ласкал, казалось, небо голубое
И как-будто землю обнимал...
Знали зодчие, как возводить такое!
- Все! Чернобыль... - старший вдруг сказал.

И такой цветной, на диво чистый,
Мир мгновенно черно-белым стал...

* * *

Жена корит: "Ты стал совсем другим!
Ты изменился, возвратясь "оттуда".
И что бы ты сейчас ни говорил -
Была там женщина! Я это не забуду..."

Да! Женщина была, скрывать не стану.
С заморским именем красивым - Мерседес!
А свадьба с ней была не по уставу:
В единый миг меня попутал бес!

Характер - что металл! Не для людей,
Ведь "Мерседес" - печатная машинка!
И на полгода жизнь связал я с ней.
Такой вот милый адюльтер. Картинка!

Ломалась - я чинил. Другой бы просто спятил!
Полгода брака странного стучал, как дятел...

* * *

Ноябрь. Девяносто второй.
Шестая прошла годовщина *
С тех пор, как с Полынью-звездой
Повестка меня обручила...

Заложен был мне экипаж -
Автобус от военкомата,
И шаферы - в форме ребята:
Погоны и весь антураж...

Но звезды в семье - не подарки:
Светить - вот и все их дела...
А эта пылала так жарко,
Что всех женихов извела...

Такая случилась запарка -
Заметная свадьба была...

* Автор был призван на места событий 25.11.86 г.

* * *

К земле катилось жаркое светило.
И тени становились все длиннее.
Мы у ларька стояли, пили пиво,
И не было, казалось нам, вкуснее!

Оно вздымалось пеной кружевною
И хлопьями летело на асфальт.
Какое небо было голубое
В тот день, когда вернулись мы назад!

Скончалось прошлое - покой ему и слава.
И не настанет завтра до зари.
Одно - сегодня! Странная забава -
В потоке времени вдруг выйти из струи!

Вчера - Чернобыль: выбросы, тревоги,
Ну а сегодня - праздник из немногих!

* * *

Они собой закрыли ту беду,
Не ведая, что ждет уже другая:
Не от стихий, что грохнут и пройдут,
А от людей, что совести на знают!

На разные им пели голоса:
"Героями вернетесь "на гражданку"!
Вернулись - черная настала полоса:
Списали их, как старую тачанку!

В диагнозах все - общие заболевания,
И слышно от сестер: "Ты на себя взгляни!
Тебе - не в санаторий, а на отпеванье
Давно пора!" Не достучаться до глухих!

Уходят "партизаны" по-солдатски:
Невыносимо! Надоели жизни ласки...

* * *

Мы не властны над собственным прошлым,
И нечаянной темной порой
Вдруг придет и пытает дотошно
Мысль о том, что у нас за спиной?

Как дела после славной затеи,
Что игралась на Припять-реке?...
Все свое уже многие спели,
Упокоившись в грешной земле...

Треплет все еще волосы ветер,
И влюбиться бы можно не раз...
Как же быть нам хотелось на свете,
Ничего не держа про запас!

Но на бланке стандартном повестка
Вдруг нечаянной стала невесткой...

Автор: 
Василий Моляков

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <h3> <b> <i> <u>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Символы на картинке
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.