Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

Литература и исскуство

Алла Ярошинская. Чернобыль. Совершенно секретно.

В октябре 1992 года Алла Ярошинская стала лауреатом альтернативной Нобелевской премии «За жизнь, достойную человека». По замыслу учредителя премии, известного европейского писателя, ученого и члена-основателя Европарламента Якоба фон Икскулла, она присуждается «за выдающееся практическое участие в разрешении острых проблем, стоящих перед человечеством». Для Аллы Ярошинской, журналистки из Житомира, чернобыльская катастрофа, ее реальные последствия для людей стали одной из главных тем творчества.

Барды Чернобыля. Сергей Жигульских.

Возле Припяти мёртвой стоит дерево - крест, Рядом с братской могилой и рванувшей ЧАЭС Рыжий лес хоронили от зари до зари, Только "крест" сохранили для потомков земли.

Останков Владимир Иванович. Стихи.

«Кто в этом виноват …»

Кто в этом виноват,
Что вся страна в печали,
Что тысячи ребят
Вновь в строй солдатский встали.
Что Припять без людей,
Чернобыль в отчуждении,
Что тысячи семей
Томятся в отселении.

Здесь все как на войне
И смерть, и страх, и горе,
Но только в тишине
Врага не видно в поле,
А он сидит везде,
Без устали стреляет.
И точно быть беде,
Кто всем пренебрегает.

Здесь пули не свистят,
Но бой идет смертельный
За дом и каждый сад,
Счастливый день весенний.
За то, чтобы скорей
Вернуть в родные хаты
Сынов и дочерей
Родной Украины нашей.

Михаил Черный. Записки ликвидатора.

С чего начался Чернобыль для меня. Первое сообщение по телевидению: «… имеются незначительные разрушения здания….» и фотография 4-го блока с расстояния в 3-4 километра.

Владимир Губарев. Саркофаг

В начале мая я улетел в командировку в Чернобыль. Звонок из "Знамени": "Ждем рукопись. Обо всем и - открыто. В объеме не стесняем. Форму выбирай сам". Договорились. Не ожидал я только одного: что отчет об этой командировке станет пьесой. Трагедией. Но жанр выбирал не я.

Василий Моляков. ОТЗВУК АПРЕЛЬСКОГО ГРОМА.

Идут поезда, - бьют на стыках колеса, -
По всем магистралям земли бесконечной
Сюда, где широкие тихие плесы,
Где птицы кружат над Полесьем беспечно.

Здесь люди - в защитного цвета одежде.
Машины одна за одной - боевые.
В лихую годину одна лишь надежда
На армию земли спасала родные.

Но здесь не война, и бросают бригады
В прорыв, где совсем не стучит пулемет,
Где цель поражают лучи - не снаряды,
И где на машинах броня не спасет!

Лишь точка на карте - закроешь рукою,-
Но жизнь вдруг открылась другой стороною...

* * *

Казалось, все - за тридевять земель,

Сергей Сулин "ПОБЕГ ИЗ ЗОНЫ"

Было раннее утро. Безоблачное небо над в/ч 44316 радовало глаз безмятежностью голубого колера. Словно начищенная бляха на форменном ремне во всю сияло солнце. По широкому плацу перед казармами, под нервные команды прапора, огромными зелеными муравьями деловито сновали солдаты, таская какие-то ящики. Ревя моторами, с территории части то и дело выезжали крытые брезентом грузовики с людьми и снаряжением.

Сергей Беляков. Ликвидатор.

Я долго вынашивал идею написать о Чернобыле. О том Чернобыле, который я узнал сам. Сначала было наплевать. Тема была до обидного избитой, ей пользовались кому не лень, как популярной путаной. Выбивали квартиры, награды, льготы, зарабатывали полит-популярность... Кто-то писал о Чернобыле от души, как мои "со-батальонники" Сергей Мирный ("Хуже радиации", книга, включающая повесть и рассказы о Чернобыле 86-го), и Михаил Биденко ("Бархатный сезон 86-го года") - и на фоне этих строк собственные воспоминания казались слишком блеклыми. Потом было не до того - Союз разваливался, слишком весомыми казались каждодневные перемены, слишком заезженной выглядела тема Чернобыля. Хотя некоторые все еще взбирались на нее, скорее, по привычке.

Руслан Кузнецов "ЧЁРНЫЙ АИСТ"

Чёрный аист над реактором,
Чёрный аист в небесах.
Светит солнышко над Припятью,
Только слёзы на глазах.

Мёртвый город – страшным призраком:
Не изменишь ничего.
Дикий вал стихии бешеной
Навсегда накрыл его.

Только ветер вдоль по улицам
Да раскрытых окон стон.
И плывёт на Беларусью
Колокольный вещий звон.

День апрельский в память врезался
Чёрной, страшною бедой.
Зона горя, отчуждения.
Сколько боли… Боже мой!

Чёрный аист над пожарищем,
Чёрный аист в небесах.
Только пыль седая стелется,
Только слёзы на глазах.

Барды Чернобыля. Н.В.Исаев.

Вот настала пора нам прощаться Сказать “до свидания” коллегам, друзьям Кому – насовсем, а кому возвращаться К этим чернобыльским важным делам.