Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

Литература и исскуство

Валерий Болотов, "Бороться, чтобы жить и верить"

Валерий Болотов - личность в Харькове ( и не только!) известная: отчаянный "ликвидатор", один из создателей первого в стране Союза "Чернобыль", его почетный председатель, президент фонда помощи "Инвалидам Чернобыля", а также хороший поэт. В его стихах то, что у него на душе, а душа его плачет стихами, потому-то они такие обнажённые, пронзительно чистые и удивительные, очень и очень трогательные. Рождённые большей частью в тиши больничной палаты они радуют не только самого автора, в них отдушина его боли и печали. Он не перепечатывает их, не спешит навязывать редакторам газет. Они в его рабочих блокнотах, всегда при нём, он только цитирует их в ходе выступлений. Прочитайте эти бесхитростные строки, и Вы всё поймёте.

Рыжий лист. Александр Сгадов.

Памятному знаку сочинским ликвидаторам.

-1-
Рыжий лист-монумент тем солдатам,
Кто апрели другим отстоял.
Рыжий лист-обелиск тем ребятам,
Кто легендой Чернобыля стал.
Рыжий лист - из Чернобыльской дали
Занесли нам ветра перемен.
Рыжий лист - вместо звона медалей,
И за подвиг солдатский в обмен.

-2-
Шли как в бой - добровольцы из Сочи,
Боевой выполняя приказ.
Ваша жизнь стала песен короче,
Песен тех, что поются лишь раз.
Рыжий лист - эта память надежде,
И молитва на все времена:
Вам живым! Не живите, как прежде,

Умирающему городу (Чернобылю). Александр Резник

Не страшась недорушенных вилл,
Этот город я в ночь пригубил,
Будто с детства непуганный мистик.
В берегов миражах смолянистых
Старый Феникс гнездо свое свил,

Но не я… Что мне трепет наяд?
Что мне взгляд – полыхающий сад?
Что Днепра мне вселенская сажень
Невселенских скорбей, если заживо
Всех наяд поглотил этот град?

На отшибе библейских колен
Город-гриб, город-гроб, город-тлен,
В пыльном бреньи ветров непопутных,
В сонной мреже любви незачатной,
Тихой жертвою пьяных сирен,
Я и он – на отшибе колен…
Я и он – на отшибе…
Я и он…
Я…

Поэзия, рождённая Чернобылем

Я возвращалась туда, где уже не верили в мое возвращение.
Я была в захороненных деревнях.
Там цветут деревья,
а в лесу на ногах остается зеленая блестящая пыль или пыльца.
Там обитают неподвижные люди,
рядом теплится жизнь.
Вдоль прямой улицы, становящейся лесом,
смотрят друг другу окна в окна полуслепые дома.
Это там застывают неподвижные люди и рассматривают небо над собой…
Они не знают, во что им можно верить.
Я прошу вас, живущие в городах за бетонными плитами, приезжайте сюда.
Приходите хотя бы на несколько взглядов,
времени здесь нет,
и вам нечего здесь терять...

Беда (чернобыльский цикл). Шаргородский Александр Анатольевич

Вы - не тяжесть бетона, не жёсткость железа, вы - деревья уже поредевшего леса. Вы наивны порой, вы годами не стары, но пройдя сквозь огонь той, трагической были, вы - превыше любых осуждений и кары, вы на тысячу лет все грехи искупили...

Барды Чернобыля. С.Урывин.

Отвернувшись от рыжего леса, Излучая тревогу и страх, В центре зоны над раной ЧАЭСа Замер серый, как слон, саркофаг. Было время приказов жестоких, Под лучи заставляющих лезть.

Барды Чернобыля. Соломин В.Л.

Как обычно едем на разведку
Эй, водитель, сильно не пыли,
Ты возьми покрепче на заметку:
В ней распадов – тысяч до восьми.

Показалась крыша саркофага.
Проезжай, не стоит тормозить.
Знаешь, не хватает только флага
Над могилой этой водрузить.

И тогда забудутся печали,
Снова будут вахты до утра,
Будут снова ордена, медали,
И, конечно, громкое “ура!”

Вот уже привыкли и забыли
Боль и страх невидимых лучей,
И пускай не дешево купили,
Но купили маленьких людей.

Проезжай водитель поскорее,
Пусть стоит преступный монумент.
Горе нас не сделало мудрее,

Набросок открытого письма. Александр Анисимов.

Жестокая эпоха растоптала меня! Да что меня, грешного: сотни тысяч человеческих судеб отныне втоптаны в грязь небытия. В Зоне отчуждения ЧАЭС "бысть" национальному музею! Экспонатами "просто неба" вскоре станут сотни полуразрушенных домов полищуков, заросшие бурьяном погосты с тысячами могил моих пращуров… Живописные уголки украинского Полесья превратятся в "витрины" Чернобыльской трагедии…

Александр Наумов: "Я в Чернобыле заряжаюсь"

Александр Наумов - чернобыльский сталкер с 15-летним стажем. Теперь - номер один, единственный. Те, кто начинал с ним, либо умерли, либо больны и отошли от дел. Наумов провел в зону отчуждения, закрытую радиацией, блокпостами и колючей проволокой, более 200 "посвященных". В этом году чернобыльские дни впервые совпали с поминальными и на Наумова - особый спрос. 26 апреля 1986 года, превратившее Чернобыль из провинциального города в памятник-некрополь, "постоянные клиенты" сталкера называют днем Наумова - человека, открывшего им зону.

В зараженную Припять рвались... ловеласы

Недавно в музее Чернобыля на Подоле состоялась встреча ветеранов милиции, участвовавших в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. В разговоре всплыли некоторые эпизоды, доселе малоизвестные в широких кругах.