Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

Семиходы над Припятью. Послесловие.

Ошибкой было бы считать, что до появления большого светлого атомограда на берегу Припяти не существовало ровным счетом ничего кроме леса и непроходимых болот. Мы уже предлагали вашему вниманию статьи Олега Барабанова об истории села Семиходы, на месте которого и возник город.

Казалось бы, технический прогресс в буквальном смысле пришел на порог твоего дома: широкие улицы удобного для жизни города, перспектива переселения в благоустроенную квартиру в особом «колхозном» доме, построенном для односельчан, диапазон культурных событий и возможностей проведения досуга намного шире того, что может предложить сельский дом культуры. Живи – не хочу! Но есть и обратная сторона кажущейся такой привлекательной судьбы жителей Семиходов.

Сегодня мы публикуем воспоминания Кристины (Христи) Тимофеевны Боярчук, которая в середине прошлого века работала в колхозе имени Калинина и была секретарем сельского Совета в Семиходах. Кристина Тимофеевна жила в селе практически до последних дней его существования.

В рассказе звучит сожаление о навсегда утраченной земле-кормилице, а слово «эвакуация» обретает совершенно неожиданный смысл.

Запись первая

- Каждый раз, когда изымались земли, приходил представитель Чернобыльской атомной станции. «Брюхановцы»-строители оформляли протоколами, что колхоз отпускает определенное количество земли... Расскажу про последнюю, самую хорошую землю.

Эти земли мы отдавали под строительство ЧАЭС как «неудобные», на которых трудно вести сельское хозяйство. А фактически третий микрорайон строился на отличных землях: там был трехпольный севооборот  – то есть это хорошие земли, а  четвертый микрорайон строился на землях восьмипольного севооборота, на которых отлично рос лён - на плохой земле лён не растет. Все культуры там росли как на южных черноземах, и хоть наша земля считалась как нечернозем, она настолько была плодородна, что казалось, там близко залежи зеленой глины.

Со мной однажды беседовал председатель перничного хозяйства – он был белорус, по образованию агроном: «Я наблюдал за этой землей, а потом только сам узнал, когда начали строить:  там зеленая глина. Когда суша, земля не выгорает, когда дождь, не вымокает!» Эти слова я запомнила навсегда. Клянусь, так он и сказал.

- А земля принадлежала колхозу имени Калинина?

- Да. Забирали отличные земли. На шепеличской стороне плохих земель не было. Когда строился третий микрорайон, старожилы рассказывали, что там было непроходимое озеро и росла конопля. Конопля на плохой земле не растет, а на этой земле и влаги было достаточно.

- Какая выгода колхозу была?

- Никакой. Только если строение изымали. В Янове* были животноводческие строения, в Семиходах большой коровник, так за них в Шепеличах построили четырехрядный  коровник – вот и вся компенсация за изъятое. Всюду неправда была.

Когда начали строить четвертый микрорайон, у строителей и их руководителей каждый день было торжество. Они уже тогда забыли, что с атомом надо обращаться на «Вы»! Так что взрыв [на Станции] – дело рук человеческих.

В то время уже и на других реакторах было многое сделано. Я ездила в Красно на другой берег Припяти и видела, сколько там уже вложено средств, что планируют  на этом берегу шесть реакторов, и на том шесть. Некоторые работники, которые приехали с Уральской атомной**, говорили: «Тут хватит работы для нас и наших детей».

Фото: Pripyat-city.ru

- Сколько дворов было в Семиходах до строительства атомной станции? Сколько осталось?

- Было сто с лишним. По-моему, сто пять, когда я была бригадиром в годы войны, в сорок пятом, а потом ещё немножко увеличилось и стало сто десять. Где-то так. А в хуторе Янове, потом переименованном в Подлесный, было всего тридцать три. Когда меня эвакуировали, осталось семь дворов. Около моей личной хаты девятиэтажка стояла в пяти метрах.

Фото: Pripyat-city.ru

Запись вторая

- 1932-33 годы. Отчего был голод? Почему в Семиходах не было такого?

- Потому что у нас не было «выкачки». Мы что напахали, то использовали. Во-первых, как у нас начиналась весна, так и рыба, и раки, и щавель, и грибы - всё было. А во-вторых, в 1931 году у нас ещё не было коллективизации, треть села посеяла гречку и просо и они очень хорошо уродились.

Во втором полугодии к нам с Одесской, Херсонской, Николаевской областей шли и меняли последнюю реликвию: серьгу из уха, крестик с груди на кусочек хлеба. Вот так. Я, когда в конторе работала, слышала, как старожилы вспоминали такие времена.

- Говорят, что большие богатства отбирали до последнего зернышка? Отчего у нас такого не было?

- Потому что у нас урожаи слабыми считались. Земля песчаная, а у тех, кто отбирал, упор был на южные области. Они ориентировались на урожаи предыдущих лет, а тут пошла коллективизация, механизации нет, потом Сталин стал издавать вводные на индустриализацию.

- А было, что посеять уже, например, в 1939 году? Тяжело было сеять в нашем районе, в Шепеличах?

- Люди терпели, ещё был запас предыдущих лет, до коллективизации.

Фото: Pripyat-city.ru

* - Янов – хутор, располагавшийся неподалеку от села Семиходы. После Второй мировой войны он был переименован в Подлесный во избежание путаницы с поселком, возникшим близ одноименной железнодорожной станции.

** - видимо, имеется в виду Белоярская АЭС.

 

Благодарим Людмилу Наумчук (г. Киев), Олега Барабанова (г. Москва) и Дмитрия Воропая (г.Энгельс) за неоценимую помощь в подготовке публикации.

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступные HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <h3> <b> <i> <u>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Символы на картинке
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.