Обзор сайта


Партнеры проекта
Торговый портал TATET.ua
Платформа магазинов TATET.net
Мир путешествий с way2way

Опрос

Нужно ли удалить граффити в Припяти?:

Люди и судьбы

Последняя смена

В жизни каждого человека бывают периоды максимальной деловой и творческой активности, когда работа - это не только средство к существованию и источник материальных благ, а созидательный труд, приносящий высшее удовлетворение, когда дела, пусть с большим трудом, но «идут в гору», когда повышение в должности - это не только удовлетворение честолюбия или тщеславия, а следующий рубеж для освоения нового оборудования - работа с использованием знаний, опыта, образования и известного интеллектуального потенциала.

Ядерный ветер

Еще в 1986 году я писал о подвиге пожарных Чернобыля, о том, как в ту роковую апрельскую ночь сражалась они с огнем на вязкой от расплавленного гудрона крыше АЭС, о простых смертных людях, вокруг которых бушевал вроде бы невидимый смертельный тайфун радиации. Но этот смертельный тайфун был виден. Фигуры пожарных, когда они боролись в ночи с огнем на крыше ядерного реактора, окружал голубой светящийся ореол! Это мне известно от офицера в отставке Николая Кузьмича Кибенка — отца чернобыльского героя. Ему об этом в больничной палате поведал его сын...

Вдова Героя Советского союза

..Я вспоминаю действительность, как попранную сказку. /Борис Пастернак/

Живая легенда мертвого города

Любовь Ковалевская малоизвестный известный человек — такой вот парадокс. Имя ее у многих на слуху в связи с аварией на Чернобыльской АЭС. «Это та самая журналистка, — говорят обычно, — что предсказала аварию за месяц до аварии». И это почти правда. А малоизвестная потому, что это первое за девять лет интервью, которое она согласилась дать коллеге-журналисту, и в котором рассказывает не только об аварии, но и о себе.

— Люба, давай наш разговор выстроим хронологически последовательно: город Припять, работа, статья в «Лiтературнiй Українi», авария, после аварии и так далее...

Р. И. Давлетбаев, зам. начальника турбинного цеха № 2 Чернобыльской АЭС.

В жизни каждого человека бывают периоды максимальной деловой и творческой активности, когда работа - это не только средство к существованию и источник материальных благ, а созидательный труд, приносящий высшее удовлетворение, когда дела, пусть с большим трудом, но «идут в гору», когда повышение в должности - это не только удовлетворение честолюбия или тщеславия, а следующий рубеж для освоения нового оборудования - работа с использованием знаний, опыта, образования и известного интеллектуального потенциала.

Когда исключения часто повторяются, они становятся нормой

Это в конце минувшего года было. Верный своей древней американской привычке ("древней" - двухлетней, когда перевалила половина моего американского жизненного опыта), "прогуливался" я по Интернету. Украина. Моя родная киевская газета. Почти полномера занимает Закон с длиннющим канцелярским названием: "Об общих началах дальнейшей эксплуатации и снятия с эксплуатации Чернобыльской АЭС и превращения разрушенного четвертого энергоблока этой АЭС в экологически безопасную систему". Читательская аллергия на подобные "полотнища" общеизвестна, но это тем не менее притянуло к себе, как магнитом.

C предъявленными мне обвинениями не согласен

«Брюханов Виктор Петрович. Родился 1 декабря 1935 г. в Ташкенте. После окончания в 1959 г. энергетического факультета Ташкентского политехнического института работал на Ангренской ТЭС (Ташкентская область): дежурный деэраторной установки, машинист питательных насосов, помощник машиниста турбины, машинист турбины, старший машинист турбинного цеха, начальник смены, начальник турбинного цеха. В 1966 г. приглашён работать на Славянскую ГРЭС (Донецкая область): старший мастер, заместитель начальника котельно-турбинного цеха, начальник этого цеха, заместитель главного инженера. С апреля 1970 г.

Брюханов -- Меня привезли к месту предполагаемого строительства: лес, поле и снегу по колено. Я снял номер в гостинице, начал работать один, без помощников.

Через два месяца Чернобыльская АЭС будет закрыта. А начала работать она ровно тридцать лет назад, и со времени строительства станции до аварии 1986 года возглавлял ее Виктор Брюханов. После пяти лет, проведенных в колонии общего режима, он крайне редко соглашается на встречу с журналистами и для корреспондента "ФАКТОВ" сделал исключение.
На берегах Припяти хотели строить две атомных станции

-- Виктор Петрович, вы стали молодым директором -- в 35 лет.

Чернобыль: ядерный кошмар

Чернобыль - самая страшная катастрофа в ядерной энергетике. Дело даже не в том, что в результате взрыва четвертого реактора радиоактивные осадки выпали аж в Швеции. Страшнее оказались попытки Советского правительства замолчать, а потом преуменьшить масштабы катастрофы.

Первые признаки чего-то страшного, безнадежно непоправимого появились в понедельник, в 9 часов утра 28 апреля 1986 года, когда специалисты атомной электростанции в Форсмарке, что в 60 милях от Стокгольма, обратили внимание на тревожные сигналы, возникшие на призрачно-зеленых экранах.

"...Конечно, расстрел домашних животных вполне понятен с рациональной точки зрения, ..."

В 7 часов утра 1 мая 1986 года в помещении дежурного по Военной академии химической защиты, которым в тот день был полковник Айдин А.И., раздался телефонный звонок. "Говорит дежурный по управлению начальника химических войск. Примите телефонограмму" - прозвучало в трубке. Собственно, с этого момента и началось непосредственное участие академии в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.